136,Гай Плиний старший

Гай Гости́лий Манци́н (лат. Gaius Hostilius Mancinus; умер после 136 года до н. э.) — древнеримский политический деятель и военачальник из плебейского рода Гостилиев, консул 137 года до н. э. Во время консулата возглавил армию, осадившую город Нуманция в Испании, и потерпел поражение. Заключил невыгодный для Рима мир, который вызвал бурную дискуссию в сенате. В конце концов было принято решение не ратифицировать этот договор, а Гая Гостилия как главного виновника случившегося выдать нумантинцам, но те отказались его принять. Манцин вернулся в Рим. Он был исключён из сената, но позже во второй раз занял должность претора и снова стал сенатором.

Квестором в армии Гая Гостилия был Тиберий Семпроний Гракх, скрепивший своей подписью договор с Нуманцией. Разрыв этого соглашения античные авторы называют одной из причин конфликта Гракха с сенатом, с которого началась эпоха гражданских войн в Риме.

Блок: 1/6 | Кол-во символов: 906
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD

ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

Книга IV

  80. В целом от Истра все племена — скифские, однако места, прилегающие к побережью, заняли разные народы: в одних находятся геты, которых римляне называют даками1, в других — сарматы, по-гречески савроматы (в их числе гамаксобии или аорсы), в третьих — выродившиеся и произошедшие от рабов, или трогодиты2, затем аланы и роксоланы. От побережья вглубь материка между Данувием и Геркинийским лесом вплоть до Паннонских зимних стоянок в Карнунте и проходящей там границы германцев поля и равнины язиги-сарматы, а горы и леса до реки Патисс — изгнанные ими даки.


  81. От Мара, или Дурии, идет , отделяющая их от свевов и Ваннианского царства; , расположенные за ними, занимают бастерны, а дальше другие германцы. Агриппа3 сообщает, что вся эта область от Истра до Океана в длину — 1200 миль, в ширину от пустынь Сарматии до реки Вистлы4 — 396 миль. Название «скифы» постоянно переходило на сарматов и германцев. Это древнее наименование закрепилось только за теми, которые, будучи самыми дальними из этих народов, живут почти неизвестные остальным смертным.

  82. За Истром же города Кремниски, Эполий, горы Макрокремны, известная река Тира, давшая имя городу на том месте, где, как говорят, прежде была Офиуса; обширный остров на этой реке населяют тирагеты; он отстоит от Псевдостомы, Истра, на 130 миль. Далее аксиаки, названные по реке, за ними кробизы, река Рода, Саггарийский залив, гавань Ордес, и в 120 милях от Тиры — река Борисфен и имеющие то же самое название озеро, племя и город, отстоящий от моря на 15 миль, в древности носивший имя Ольвиополь и Милетополь5.

  83. Вновь по берегу — Ахейская гавань, Ахиллов остров, знаменитый могилой этого мужа, а на расстоянии 125 миль от острова — полуостров, протянутый в форме меча в поперечном и названный Ахилловым Дромом из-за упражнений , длина которого, как сообщает Агриппа, 80 миль. Все это пространство занимают скифы-сарды6 и сираки. Затем — лесная область, которая дала название «Гилейское» омывающему морю; жители называются энэкадии. Далее — река Пантикап, которая разграничивает номадов и георгов, потом — Акесин7. Некоторые сообщают, что ниже Ольвии с Борисфеном сливается Пантикап, более точные — что Гипанис, в отличие от грубой ошибки тех, кто помещает последний в Азии.

  84. Омывая огромные пространства и многие народы, море вдается в сушу большим заливом до тех пор, пока не отделяется от Меотиды перешейком в 5 миль. Залив называется Каркинитским; река Пакирис, города Навар, Каркина, позади — озеро Бук8, через ров впадающее в море. Сам Бук отделяется от Корета9, залива Меотийского озера, скалистым хребтом. Принимает реки Бук, Герр, Гипанис, впадающие в него с разных сторон: Герр ведь разделяет басилидов и номадов; Гипанис течет через номадов и гилеев в Бук по искусственному руслу, по естественному — в Корет. Эта область называется Скифия Синдика10.

  85. А от Каркинита начинается Таврика, некогда окруженная морем в тех местах, где теперь лежат равнины. Затем она вздымается большими горными хребтами, в них — тридцать народов, из которых 23 внутри этой области, 6 городов: Оргокины, Харакены, Ассираны, Стактары, Акисалиты, Калиорды11. Самый хребет занимают скифотавры. С запада их ограничивает Новый Херсонес, а с востока — скифы-сатарки. На побережье от Каркины города: Тафры на самом перешейке полуострова, затем Гераклейский Херсонес, которому римляне даровали свободу; прежде его называли Мегарским12. Обнесенный пятимильной стеной, он отличается особенным блеском во всей этой области, потому что в нем сохраняются греческие обычаи.

Оборонительные стены Херсонеса эллинистического времени

  86. Далее — мыс Партений, город тавров Плакия, порт Симболум, мыс Криу Метопон, выдающийся в середину Эвксинского Понта против азиатского мыса Карамбис так, что расстояние — 170 миль, что главным образом и придает форму скифского лука. За мысом — многие гавани тавров и озера, город Феодосия в 125 милях от Криу Метопон, от Херсонеса же в 165 милях. Далее были города Киты, Зефирий, Акры, Нимфей, Дия.

  87. Остается Пантикапей, милетян, наиболее мощный у самого входа в Боспор; от Феодосии на 87,5 миль, а от города Киммерия, расположенного на другой стороне пролива, как мы уже говорили, — на 2,5 мили. Такое пространство отделяет здесь Азию от Европы, и оно часто доступно для перехода пешком, когда замерзает пролив13. Длина Боспора Киммерийского 12,5 миль, на нем расположены города Гермисий, Мирмекий и в — остров Алопека. По Меотиде от конца перешейка, каковое место называется Тафры, до устья Боспора расстояние составляет 260 миль.

  88. От Тафр внутри материка занимают: авхеты, у которых начинается Гипанис, невры, у которых Борисфен, гелоны, тиссагеты, басилиды, будины и агафирсы с синими волосами, выше них — номады, затем антропофаги; от Бука выше Меотиды — савроматы и эсседоны. По берегу же до Танаиса — меоты, от которых озеро приняло свое название, самые же дальние, в тылу у меотов, — аримаспы. Затем Рипейские горы и область, называемая Птерофором из-за постоянного падающего снега, похожего на перья; часть мира проклята самой природой, погружена в густую мглу, во все, что производит стужа, и во вместилище ледяного Аквилона.

  89. За этими горами по ту сторону Аквилона, если верить, существует счастливое, долголетием племя, знаменитое баснословными чудесами, которое называют гипербореями.

  93. Перед Борисфеном есть вышеназванный Ахилла, он же именуемый Левка и Макарон14. Он, по современным показаниям, лежит в 140 милях от Борисфена, 120 милях от Тиры и 50 милях от острова Певка. Окружность его около 10 миль. Остальные — в Каркинитском заливе: Кефалоннес, Сподуса, Макра.

  Прежде чем мы расстанемся с Понтом, нельзя умолчать о мнении многих, которые полагают, что все внутренние моря рождаются отсюда, а не из Гадитанского пролива, на основании достаточно вероятного аргумента, так как течение, идущее всегда из Понта, никогда не движется обратно.

  94. Затем следует выйти , чтобы описать внешние Европы, и, перейдя Рипейские горы, плыть, слева берег Северного океана, до тех пор, пока не встретятся Гады15. Говорят, что в этих местах много островов без названий; Тимей16 рассказывает, что один из них, который называется Бавнония17 и на который в весеннее время приливами выносится янтарь, против Скифии и отстоит на день пути; остальные берега неизвестны. Любопытна молва о Северном океане: от реки Парапанис, где она протекает по Скифии, Гекатей18 называет его Амальхийским, каковое имя означает на языке этого племени «замерзший».

  95. По сообщению Филемона19, отсюда до мыса Русбей кимвры называют его Моримарусой, т.е. Мертвым морем, а далее Кронийским; Ксенофонт Лампсакский20 передает, что в трех днях пути от скифского берега есть необыкновенной величины остров Балкия, его же Пифей21 называет Басилией. Сообщают и об Эонских , на которых жители питаются яйцами птиц и овсом; о других, где рождаются люди с лошадиными ногами, называемые гиппоподами; о других панотиев, у которых их преогромные уши полностью покрывают их голые тела.

  96. Затем с племени ингвеонов, первого в Германии, известия становятся более ясными для понимания. Там громадная горная цепь Сево, по размерам не меньше Рипейских гор, ограничивает вплоть до Кимврского мыса огромный залив под названием Кодан, наполненный островами, из которых наиболее знаменита Скатинавия22, неведомая по величине. Часть ее, насколько известно, населяет племя гиллевионов в 50 округах; по этой причине ее называют второй ойкуменой. Не меньшей по величине считается Энингия.

  97. Некоторые передают, что здесь вплоть до реки Вистлы обитают сарматы, венеды23, скиры и гирры, что залив называется Килипенским, и в его устье есть остров Латрис, вскоре другой залив Лагнус, примыкающий к кимврам…

  99. У германцев есть пять родов: вандилы… ингвеоны… иствеоны… гермионы… пятая часть певкины, бастерны, пограничные вышеназванным дакам. Знаменитые реки текут в Океан: Гутал, Вискул, или Вистла, Альбис, Визургис, Амис, Рейн, Моза.

Книга VI

  1. Понт Эвксинский, прежде из-за негостеприимной дикости называвшийся Аксинским24, разливается между Европой и Азией вследствие значительной враждебности природы, беспредельно благосклонной к жадности моря… От Боспора он ненасытно расширяется в другое обширное пространство, пока Меотийские болота не присоединят к его разливу свою добычу.

  3. Некоторые дают измерение Понта от Боспора до Меотийского озера в 1438,5 миль, а Эратосфен на 100 миль меньше. Агриппа считает от Калхедона до Фасиса 1000 миль, а оттуда до Боспора Киммерийского 360 миль. Мы вообще даем размеры, определенные в наше время, когда даже в самом Киммерийском устье велась война25…

  16. …На 100 миль от Диоскуриады отстоит город Геракл ей, от Севастополя на 70 миль. ахеи, марды, керкеты, за ними серры, кефалотомы. Внутри этого пространства богатейший город Питиус был разграблен гениохами. Позади него живут эпагерриты — сарматский народ в Кавказских горах, а за ними — савроматы.

  17. К ним бежал во время принципата Клавдия Митридат26 и он рассказал27, что с ними соседствуют талы, которые на востоке достигают устьев Каспийского моря, высыхающих при морском отливе. А на берегу близ керкетов река Икар, ахеи с городом Гиер и рекой в 136 милях от Гераклея, затем мыс Круны, дальше которого крутую возвышенность занимают тореты, государство синдов в 67,5 милях от Гиера и реки Сехерий28.

  18. Оттуда до входа в Боспор Киммерийский 88,5 миль. Длина самого полуострова, пролегающего между Понтом и Меотийским озером, не более 67,5 миль, а ширина нигде не меньше двух югеров; его называют Эоном29. Оба берега Боспора, как с азиатской, так и с европейской стороны, изгибаются к Меотиде. Города при входе Гермонасса, затем Кепы милетцев, потом Стратоклия и Фанагория, почти покинутый Апатур и последний в устье пролива — Киммерий, который прежде назывался Керберий. Затем Меотийское озеро, описанное в Европе.

  19. Начиная от Киммерия, живут меотики, галы серны, серреи, скизы, гниссы. Затем у Танаиса, который при впадении образует два устья, живут сарматы, происходящие, как говорят, от мидийцев, сами по себе разделенные на многие племена. Первые савроматы гинекократумены, произошедшие от браков с амазонками, затем невазы, коиты, кизики, мессенианы, котобакхи, кеты, зиги, тиндары, туссегеты, тирки вплоть до пустынных мест, необитаемых из-за лесных ущелий, за которыми аримфеи, достигающие Рипейских гор.

  20. Сам Танаис скифы называют Силисом30, Меотийское озеро — Темарундой, что обозначает «мать моря»31. В устье Танаиса есть город. Окрестными землями вначале владели карийцы, затем клазоменцы, затем меоны, а впоследствии пантикапейцы.

(Перевод из: Скржинская 1977. С. 95-100)

Дата публикации: 11.03.2019 г.

в раздел

Блок: 2/4 | Кол-во символов: 10726
Источник: https://www.rushrono.ru/istochniki_ant_041.html

Биография

Происхождение

Гай Гостилий принадлежал к плебейскому роду Гостилиев, который только во II веке до н. э. вошёл в состав римского нобилитета. Самым первым из упоминающихся в источниках носителей когномена Манцин (Mancinus) был Луций Гостилий Манцин, который в 217 году до н. э., во время Второй Пунической войны, командовал отрядом конницы союзников в армии диктатора Квинта Фабия Максима и погиб в бою в Кампании. Предположительно у Луция было двое сыновей: Луций, чей сын того же имени стал героем Третьей Пунической войны и консулом 145 года до н. э., и Авл, консул 170 года до н. э. (первый консул в этом семействе) и отец Гая.

У Гая Гостилия был старший брат Авл, курульный эдил в 151 году до н. э..

Теодор Моммзен характеризует Манцина как «человека малоизвестного», пострадавшего в конечном счёте только из-за отсутствия связей с римским нобилитетом.

Начало карьеры

Первые известия о политической деятельности Гая Гостилия относятся к началу 140-х годов до н. э. Между 150 и 147 годами он занимал должность претора. Известно, что в этом качестве он созвал сенат, чтобы рассмотреть дело о двух фессалийских общинах — Нарфакион и Мелитейя. Предположительно Манцин был городским претором (praetor urbanus) и замещал в Риме консулов, по крайней мере один из которых должен был в это время руководить осадой Карфагена в ходе Третьей Пунической войны.

Гаю Гостилию понадобилось, как и его отцу, около десяти лет, чтобы после претуры добиться консулата (при этом закон Виллия устанавливал всего лишь трёхлетний минимальный срок между этими магистратурами). Только в 137 году до н. э. он стал консулом вместе с патрицием Марком Эмилием Лепидом Порциной. Коллеги разделили полномочия таким образом, что Манцину досталась провинция Ближняя Испания, где шла война с кельтиберами, а Лепид остался в Италии. Последующие события показали, что для Марка Эмилия военное командование имело ценность; отсюда исследователи делают вывод, что полномочия распределялись по жребию.

Нумантийская война

В самом начале своего консульского года Гай Гостилий отправился в Испанию; его квестором был Тиберий Семпроний Гракх. Воинский набор не проводился, так что Манцин должен был принять командование армией своего предшественника, проконсула Марка Попиллия Лената. Античные авторы сообщают о крайне неблагоприятных предзнаменованиях, сопровождавших консула в его пути в Испанию: птицы разлетелись из клетки, когда Гай Гостилий хотел принести жертву богам; взойдя на корабль в Геркулесовой гавани, он услышал голос, сказавший «Манцин, останься» или «Завтра, Манцин!», и из-за этого продолжил свой путь по суше до Генуи. На его корабле была обнаружена огромная змея. Несмотря на всё это, Манцин добрался до своей провинции (по словам Валерия Максима, он продемонстрировал «сумасшедшую настойчивость») и принял армию у Марка Попиллия Лената.

Гай Гостилий немедленно начал военные действия против города Нуманция, который в предыдущие годы смог отбить ряд нападений римлян. Против 4 тысяч нумантийцев консул мог выставить, по разным данным, 20, 30 или даже 40 тысяч воинов. Но информацию о 40-тысячной армии исследователи считают преувеличением, и в любом случае войско Манцина отличала низкая боеспособность. По этой причине, а также из-за «дряблого и жалкого командования» римляне терпели постоянные поражения: Плутарх пишет о проигрыше нескольких больших сражений, Луций Анней Флор сообщает, что жители Нумантии «обрушились на Гостилия Манцина и непрерывными засадами и нападениями настолько измотали его, что никто не мог выдержать даже взгляда и голоса нумантийца».

Слухи о том, что на помощь противнику идут кантабры и ваккеи, окончательно деморализовали римскую армию: Манцин бежал ночью из своего лагеря, понёс большие потери в арьергардных боях и остановился в старом укреплении, построенном ещё Квинтом Фульвием Нобилиором в 153 году до н. э., без каких-либо запасов продовольствия и без возможности отражать новые атаки врага. Его положение источники характеризуют как совершенно безвыходное. Перед перспективой гибели всей армии Манцин начал переговоры с нумантийцами, сделав по требованию противника своим представителем Гракха, отец которого оставил после себя в Испании хорошую память.

Предположительно, квестор добился некоторого смягчения требований нумантийцев. Согласно заключённому договору, римляне получали свободный проход, но оставляли нумантинцам всё своё имущество и оружие. Правда, Евтропий сообщает о прохождении римских солдат под ярмом, но это скорее домысел. О политических условиях источники молчат; существует предположение, что римляне подтвердили Марцеллов договор 151 года до н. э., согласно которому Нуманция сохраняла свою независимость. Поскольку нумантинцы имели основания не доверять второй стороне, договор был скреплён клятвой как консула, так и квестора и военных трибунов.

После капитуляции

Известие о Манциновом договоре стало сенсацией для Рима. Сенат, возмущённый случившимся, немедленно отстранил Гая Гостилия от командования и вызвал его в Рим для разбирательства — вместе со всем штабом. Когда консул прибыл в город вместе с нумантийскими послами, развернулась оживлённая дискуссия о том, что делать с договором и, в случае отказа от ратификации, что делать с людьми, которые его заключили (в частности, предполагалась их выдача врагу). Во многом повторялась ситуация 139 года до н. э., когда виновником скандала стал один из предыдущих наместников Ближней Испании Квинт Помпей; но последний в своё время утверждал, что не заключал с Нуманцией договора, а в случае с Манцином не было никаких сомнений.

Гай Гостилий настаивал на том, что капитуляция была единственной возможностью спасти целую армию, и что договор не предполагал каких-либо потерь для Рима. Вину за поражение он попытался свалить на Помпея: Манцин заявил сенаторам, что его армия была небоеспособна из-за деятельности Помпея и что понесённое им поражение — закономерное следствие нарушения старого договора. К тому же случай с Квинтом, которого не выдали нумантийцам, хотя его договор не был ратифицирован, мог получить силу прецедента и стать аргументом в пользу Манцина. Но последний не смог извлечь выгоду из создавшегося положения. Помпей оправдался; группа влиятельных сенаторов настаивала на том, что договор нельзя ратифицировать, а Гая Гостилия следует выдать нумантийцам как единственного, на кого должна была пасть вина за клятвопреступление и измену договору. При этом проводилась аналогия с 321 годом до н. э., когда, согласно сложившейся во II веке до н. э. легенде, сенат расторг, договор, заключённый с самнитами в Кавдинском ущелье, и выдал врагу всех, кто этот договор заключил.

Главными врагами Манцина оказались, предположительно, Публий Корнелий Сципион Назика и Публий Корнелий Сципион Эмилиан; этих нобилей не остановило даже то, что гарантом спорного договора был их двоюродный брат Тиберий Гракх. Эмилиан занял такую позицию, поскольку был принципиальным противником соглашений с непокорившимися врагами. К тому же двоюродный брат Гая Гостилия Луций Гостилий оспаривал славу Сципиона Эмилиана как победителя Карфагена. Сенатское большинство прислушалось к двум Корнелиям, и в результате сенат порекомендовал народному собранию расторгнуть договор с Нуманцией и выдать тех, кто этот договор заключил. Народ одобрил выдачу Манцина; остальных спасли их высокие связи.

Предложение о выдаче Гая Гостилия внесли консулы 136 года до н. э. Луций Фурий Фил и Секст Атилий Серран (оба они принадлежали к окружению Сципиона Эмилиана), и сам Гай Гостилий его поддержал. Марк Туллий Цицерон в связи с этим пишет о большей нравственной правоте Манцина по сравнению с Квинтом Помпеем, в аналогичной ситуации умолявшим не выдавать его. Луций Фурий увёз Гая Гостилия обратно в Испанию, и там, голый, со связанными за спиной руками, бывший консул простоял целый день перед воротами Нуманции. Жители города отказались его принимать в знак своей верности заключённому соглашению. С наступлением ночи Гая Гостилия забрали обратно в римский лагерь «по указанию птицегаданий», так что проблема искупления вины за непризнанный договор осталась нерешённой.

Поздние годы

Из-под Нуманции Манцин вернулся в Рим и попытался занять своё место в сенате, но народный трибун Публий Рутилий выступил против, утверждая, что Гай Гостилий в момент выдачи врагу перестал быть римским гражданином. «Так ведётся исстари, — говорил он, — кто продан в рабство своим отцом или народом или выдан при посредстве священного посла, тот не может вступить по возвращении в свои прежние права». Началась жаркая дискуссия, в которой виднейшие знатоки права не могли прийти к общему решению. В конце концов Манцин был признан гражданином, но статус сенатора, по-видимому, потерял.

Позже Гай Гостилий во второй раз занял должность претора и благодаря этому снова вошёл в сенат. Известно, что он поставил статую, изображавшую его выдачу нумантийцам.

Блок: 2/6 | Кол-во символов: 8828
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD

1 Геты (Γεται) и даки (Δακοí) принадлежали к семье фракийских народов и говорили на одном языке. Геты жили на побережье Черного моря у нижнего течения Дуная. Об этом писали еще Геродот (IV, 93) и Фукидид (II, 96-98), а позже непосредственные предшественники Плиния Страбон (VII, 3, 14; С. 305) и Овидий (Tr. V, 7, 12). Родственные же им даки занимали континентальные области. Понятно, что греки, колонии которых располагались у самого моря, были хуже знакомы с населением, обитавшим вдали от побережья. Римляне же, достигнув среднего и нижнего Дуная в середине I в. до н. э., встретились с воинственными племенами даков. Первым о них написал Цезарь в «Записках о галльской войне», сообщая, что Геркинский лес (совр. Шварцвальд) тянется до страны даков и анартов (IV, 25). На рубеже нашей эры, когда названные народы создавали племенные объединения, руководящую роль в которых сначала играли геты, а затем даки, римляне и греки стали отождествлять оба этнических названия. В тексте Плиния находится первое свидетельство такого отождествления. Еще Страбон, писавший на несколько десятилетий раньше Плиния, четко разделяет даков и гетов: последние «обращены к Понту и на восток», а первые — «к Германии и к истокам Истра» (VII, 3, 12).

2 Этноним «трогодиты» (вместо привычной транскрипции «троглодиты» от греч. Τρωγλοδνται, т.е. «живущие в норах или пещерах») встречается в том же написании у Аммиана Марцеллина (XX, 8, 43), который более определенно, чем Плиний, локализует трогодитов близ острова Певки. Невдалеке от Певкийского устья Истра упоминает их также Птолемей (III, 10, 9). Однако только у Плиния определена принадлежность трогодитов к скифам.

3 Речь идет о «Хорографии» или карте мира Марка Випсания Агриппы, которого Плиний многократно цитирует в своем труде.

4 Упоминание Вислы со ссылкой на Агриппу является древнейшим в античной литературе. (Висла названа в «Хорографии» Мелы без ссылки на источник, так что нельзя утверждать, что упоминание Мелы старше, чем данные Плиния, взятые у Агриппы.) Во времена Агриппы ни римляне, ни греки еще не проникали морским путем к берегам Балтийского моря. Сведения о Висле, вероятно, попали к Агриппе через купцов, которые вели торговлю янтарем. Их путь от совр. Калиниградской области, где добывали янтарь, до Средиземного моря частично проходил по Висле (Хенниг 1961. I. С. 369).

5 Плиний сообщает четыре наименования древней Ольвии: в 82 главе — Борисфен, Ольвиополь, Милетополь, в 83 главе — Ольвия. Свидетельство Плиния уникально, так как из всех прочих источников известны лишь два названия города — Ольвия и Борисфен.

6 Этническое название «сарды» в скифском регионе встречается только у Плиния.

7 Река Акесин в Северном Причерноморье упоминается только у Плиния и не поддается локализации.

8 Озеро Бук, которое, кроме Плиния, упоминает также Птолемей (III, 5, 13), обычно отождествляют с Сивашом или Гнилым морем.

9 Название залива Корет встречается только в тексте «Естественной истории» и с трудом поддается локализации на современной карте.

10 Синдика — страна, населенная синдами. Последние жили на Таманском полуострове и на прилегающем к нему Кавказском побережье, как свидетельствуют многие античные авторы и данные эпиграфики. Приведенное же у Плиния странное сочетание «Синдская Скифия» может, по мнению некоторых исследователей, говорить о подчинении Синдики на определенное время скифами. Ниже (VI, 17) Плиний говорит о Синдском государстве на том же месте, где его указывают и другие античные авторы. Упоминание Синдики сразу после описания впадения Гипаниса, возможно, свидетельствует о том, что в характеристике Гипаниса Плиний смешал черты Южного Буга и Кубани, которые носили имя Гипанис.

11 Эти шесть городов перечисляются только у Плиния.

12 Херсонес был колонией Гераклеи Понтийской, основанной, в свою очередь, Мегарами. Отсюда объясняется древнейшее название колонии гераклейцев, именовавших в честь метрополии свое новое поселение мегарским — Μεγαρικη πóλις или γη.

13 О замерзании Боспора Киммерийского и о «сухопутном пути» с Таврического полуострова в землю синдов, связывающем находившиеся по противоположным сторонам пролива Пантикапей и Фанагорию, писали Геродот (IV, 28) и Страбон (VII, 3, 18). Действительно, в особо холодные зимы Азовское море заполняется плавучим льдом, который при больших морозах скапливается в Керченском проливе и образует там плотный ледяной покров.

14 Остров уже упоминался выше (IV, 83). Античные авторы обычно говорят о двух его названиях: Белый остров и остров Ахилла. Плиний сохранил нигде более не встречающееся название «Макарон» — «остров Блаженных». Древние верили, что на Левке был похоронен Ахилл и там обитала его душа. Вообще же в легендах о героях их души поселяли на каких-то отдаленных неясных островах Блаженных. Так писал, например, Гесиод в своей поэме «Труды и дни» «о славных героев божественном роде», которые «сердцем ни дум, ни заботы не зная, они безмятежно // Близ океанских пучин острова населяют блаженных» (ст. 170-171, пер. В.В. Вересаева). Сохранившиеся в сочинениях Павсания (III, 19, 11) и Конона (Narr. XVII) древнейшие легенды о Белом острове показывают, что первоначально остров Ахилла тоже был мифическим островом Блаженных, который фантазия древних греков локализовала в тогда еще почти не известном Понте.

15 Такого путешествия в древности никто не совершал. Оно было возможно лишь в представлении античных географов, полагавших, что вся суша омывается Океаном. Об этом писал, в частности, Плиний (II, 242).

16 В «Библиотеке» Диодора Сицилийского (IV, 56) отмечено, что многие авторы писали о северном пути возвращения аргонавтов. Но конкретно в их числе Диодор называл лишь Тимея из Тавромении, известного историка IV—III вв. до н.э. Он рассказывал, как аргонавты, поднявшись к верховьям Танаиса, доставили Арго по суше к другой реке, несущей свои воды в Океан, по которому вдоль северных и западных берегов Европы корабль прибыл в Средиземное море. Следы этой версии сохранились также в пятом фрагменте Скимна Хиосского, который цитируется в схолиях к «Аргонавтике» Аполлония Родосского (IV, 284). В этих рассказах, быть может, отразились сведения о возможности попасть по рекам Восточной Европы из Черного в Балтийское море (Ельницкий 1961. С. 20; Подосинов 2005. С. 192-208).

17 Название Бавнония (Бобовый остров) больше нигде в античной литературе не сохранилось. Его трудно локализовать ввиду неясности описания его местоположения. Может быть, это Эзель, славившийся в древности богатством янтаря.

18 Трудно сказать, имеется ли здесь в виду Гекатей Милетский, греческий логограф рубежа VI-V вв. до н.э. Упоминание о незамерзающем (Амальхийском) океане и о реке Парапанис, возможно, восходит к Скифскому эпосу (Бонгард-Левин, Грантовский 1974. С. 57).

19 Сведения Филемона, старшего современника Плиния, о названии кимврами Балтийского моря «мертвым», могут основываться на сообщениях участников похода римского флота в Балтийское море в 5 г. н.э. Название «Мертвое море» засвидетельствовано также у Дионисия Периэгета (ст. 233).

20 Греческий автор, написавший «Перипл» (первая половина I в. до н.э.).

21 Греческий мореплаватель и географ из Массилии (совр. г. Марсель), написавший во второй половине IV в. до н.э. трактат «Об океане», где речь шла о его путешествии в Северную Атлантику.

22 Речь идет о Скандинавском полуострове, который выше (IV, 95) по другим источникам Плиний назвал островом Балкией и Басилией.

23 Это первое в античной литературе упоминание о венедах в Восточной Европе. По свидетельству Иордана (Get. 34 и 119), венедами называли славян. Некоторые исследователи считают поэтому, что в «Естественной истории» сохранилось первое упоминание о славянах и о месте их обитания. Более подробная характеристика венедов в античной литературе принадлежит Тациту (Germ. 46, см. ниже), младшему современнику Плиния.

24 «Аксинский» по-гречески означает «Негостеприимный», «Эвксинский» — «Гостеприимный».

25 Вероятнее всего, здесь Плиний имеет в виду упоминаемое Тацитом (Ann., XII, 15) и Плутархом (Galba, 13, 15) участие римских войск под командованием Дидия Галла и Гая Юлия Аквилы в борьбе боспорских царей Митридата и Котиса в 47-48 гг. н.э.

26 Митридат VIII, правивший в Боспоре между 39/40 и 44/45 гг., был вынужден бежать из своей столицы — Пантикапеи — на Северный Кавказ, где, по словам Тацита, «блуждал по разным местам» (Гайдукевич 1949. С. 327).

27 В «Анналах» Тацита (XII, 21) говорится, что после поражения в борьбе за боспорский престол Митридат был отправлен в Рим, где жил на положении знатного заложника. Сопоставив это известие со словом «рассказал» у Плиния, ученые пришли к выводу, что Плиний сам беседовал с бывшим боспорским царем о его родине и включил в «Естественную историю» некоторые факты, сообщенные ему Митридатом (Klotz 1906. S. 179).

28 Упомянута только Плинием.

29 Это название для Таманского полуострова не засвидетельствовано другими источниками.

30 Силис — одно из названий Дона. Ниже (VI, 49) Плиний пишет, что во время похода Александра его воины, достигнув Яксарта (совр. Сырдарья), приняли его за Танаис. Там же Плиний замечает, что скифы называют Яксарт Силисом. Поэтому можно предполагать, что античные географы ошибочно отнесли к Танаису несколько видоизмененное местное название Яксарта Силис (Ельницкий 1961. С. 862). Рукописное чтение Sinus послужило основой для важных выводов об индоарийской принадлежности скифов и меотов (в нем видят искаженное Sindus, производимое от древнеиндийского sindhu «река»). Однако чтение Silim опирается на более древнюю и достоверную рукописную традицию и должно поэтому быть предпочтено корректирующему чтению более поздних рукописей, дающих Sinum.

31 О том, что Меотида (совр. Азовское море) именовалась «Матерью Понта», писал еще Геродот (IV, 86). Однако местное древнее наименование Азовского моря «Темарунда» сохранилось только в тексте «Естественной истории». Полагают, что это название присвоили Азовскому морю синды и меоты и оно должно переводиться как индоарийское «Кормилица Черного моря».

Блок: 3/4 | Кол-во символов: 9979
Источник: https://www.rushrono.ru/istochniki_ant_041.html

Оценки


Марк Туллий Цицерон и Плутарх относились к Гаю Гостилию с симпатией. Так, Цицерон называет его человеком «достойным и знатным», выгодно отличающимся от Квинта Помпея, говорит о присущих ему порядочности, чувстве чести и верности слову. По словам Веллея Патеркула, виной несчастий Манцина стало его чувство справедливости. Плутарх считает, что Гай Гостилий был «человеком в общем неплохим, но между римскими военачальниками самым злополучным». При этом многие источники признают Манцинов договор позорным и постыдным.

Согласно распространённому в античной историографии мнению, отказ сената ратифицировать договор, заключённый Манцином и подтверждённый клятвой его квестора, стал одной из важных причин конфликта между Тиберием Гракхом и римским нобилитетом, стоящего у истока гражданских войн. Так, Цицерон пишет:

…Ведь у Тиберия Гракха всеобщее недовольство Нумантинским договором, в заключении которого он участвовал как квестор консула Гая Манцина, и суровость, проявленная сенатом при расторжении этого договора, вызвали раздражение и страх, что и заставило этого храброго и славного мужа изменить строгим воззрениям своих отцов.

— Марк Туллий Цицерон. Об ответах гаруспиков, 43.

Следствием событий, связанных с Манциновым договором, стало обострение борьбы внутри римского нобилитета. По мнению советского антиковеда С. Ковалёва, всё это могло убедить Тиберия Гракха в несовершенстве римского государственного аппарата.

Блок: 3/6 | Кол-во символов: 1437
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD

ГАЙ ПЛИНИЙ СЕКУНД СТАРШИЙ

Блок: 4/4 | Кол-во символов: 92
Источник: https://www.rushrono.ru/istochniki_ant_041.html

В художественной культуре

Гай Гостилий Манцин — один из персонажей романа Милия Езерского «Гракхи». Также он фигурирует в сериале Древний Рим: Расцвет и падение империи (эпизод «Революция»). Его играет Силвестер Моранд (англ.).

Блок: 4/6 | Кол-во символов: 229
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD

Источники и литература

Источники

  1. Секст Аврелий Виктор. О знаменитых людях. Сайт «История Древнего Рима». Дата обращения 18 сентября 2015.
  2. Луций Анней Флор. Эпитомы // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 99—190. — ISBN 5-86218-125-3.
  3. Аппиан Александрийский. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 880 с. — ISBN 5-89329-676-1.
  4. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — 308 с. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  5. Гай Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11—98. — ISBN 5-86218-125-3.
  6. Евтропий. Бревиарий римской истории. — СПб.: Алетейя, 2001. — 305 с. — ISBN 5-89329-345-2.
  7. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — 768 с. — ISBN 5-02-008995-8.
  8. Павел Орозий. История против язычников. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2004. — ISBN 5-7435-0214-5.
  9. Плиний Старший. Естественная история. Дата обращения 14 февраля 2017.
  10. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — ISBN 5-02-011570-3, 5-02-011568-1.
  11. Марк Туллий Цицерон. О государстве // Диалоги. — М.: Наука, 1966. — С. 7—88.
  12. Марк Туллий Цицерон. Об обязанностях // О старости. О дружбе. Об обязанностях. — М.: Наука, 1974. — С. 58—158.
  13. Марк Туллий Цицерон. Об ораторе // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 75—272. — ISBN 5-86218-097-4.
  14. Марк Туллий Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — ISBN 5-02-011169-4, 5-02-011168-6.

Литература

  1. Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. — М.: Молодая гвардия, 2001. — 493 с. — ISBN 5-235-02399-4.
  2. Ковалёв С. История Рима. — М.: Полигон, 2002. — ISBN 5-89173-171-1.
  3. Моммзен Т. История Рима. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — Т. 2. — 640 с. — ISBN 5-222-00047-8.
  4. Симон Г. Войны Рима в Испании. — М.: Гуманитарная академия, 2008. — 288 с. — ISBN 978-5-93762-023-1.
  5. Трухина Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики (II в. до н. э.). — М.: Издательство Московского университета, 1986. — 188 с.
  6. Broughton R. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1951. — Vol. I. — P. 600.
  7. Münzer F. Hostilius // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1913. — Bd. VIII 2. — Kol. 2501.
  8. Münzer F. Hostilius 16ff // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1913. — Bd. VIII 2. — Kol. 2506—2507.
  9. Münzer F. Hostilius 18 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1913. — Bd. VIII 2. — Kol. 2508—2511.
  10. Münzer F. Hostilius 19 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1913. — Bd. VIII 2. — Kol. 2511—2512.
Блок: 6/6 | Кол-во символов: 2598
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD
Кол-во блоков: 12 | Общее кол-во символов: 39286
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:

  1. https://www.rushrono.ru/istochniki_ant_041.html: использовано 3 блоков из 4, кол-во символов 20797 (53%)
  2. http://annales.info/ant_lit/plinius/: использовано 3 блоков из 4, кол-во символов 4491 (11%)
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9_%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%BD: использовано 5 блоков из 6, кол-во символов 13998 (36%)


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий